Глава 14. Каждый год в канун Рождества отовсюду слышны были обещания Мессии

Большие надежды

Каждый год в канун Рождества отовсюду слышны были обещания Мессии. Все, начиная от самодеятельных школьных хоров и заканчивая знаменитыми профессио­нальными музыкантами, становятся своего рода пилигри­мами, поющими песни по потрепанным листкам с нотами. Сегодня вовсе не обязательно быть профессиональным хо­ристом, чтобы исполнять известную всем ораторию Генде­ля «Мессия».

Так что же за праздник мы все празднуем с такой пыш­ностью? Вот слова, написанные Генделем, вдохновленным библейскими пророками:

«Всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да по­низятся, кривизны выпрямятся, и неровные пути сделают­ся гладкими.

Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на жи­вущих в стране тени смертной свет воссияет.

Ибо младенец родился нам — Сын дан нам; владычест­во на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира».

Эти же самые слова были на устах верных Богу евреев во времена, когда Господь молчал. Безжалостное время де­лало свое дело: разочарование, порой даже отчаяние по­степенно наполняло сердца израильтян, но все же, из всех разрушенных надежд осталась одна — пророчество о Царе Царей. Придет Мессия, и справедливость восторжествует. Евреи, словно потерпевшие кораблекрушение матросы, крепко держались за это обещание, как за спасательный круг.

Четыре столетия минуло с тех пор, когда было сказа­но последнее пророчество, и вот, среди людей пополз­ли слухи. Сперва заговорили о пророке по имени Иоанн, потом — об Иисусе, Сыне плотника из Назарета.

Когда же начались разговоры о чудесах Иисуса, то стали всерьез задумываться: а вдруг это Он? Некоторые со всей уверенностью заявляли, что Мессия пришел. Своими собственными глазами они видели, как Он исцелял слепых и хромых. «Бог посетил народ Свой!» - провоз­глашали они, увидев, как Он воскресил умершего юно­шу. Другие были настроены скептически. Иисус испол­нял все пророчества о Мессии, но — одно очень важное «но» — исполнял Он их вовсе не так, как многие того ожидали.

***

Когда я читал Библию, желая найти все случаи разоча­рования людей в Боге, то, подходя к Евангелиям, ожидал увидеть резкую перемену в сердцах людей. Мессия, о кото­ром писали пророки (и либретто Генделя — подтверждение тому), должен был развеять все подобные чувства. Я же увидел обратное — с приходом Иисуса разочарование не исчезло. Не исчезло оно и сегодня, две тысячи лет спустя. В чем же дело? Поставим вопрос по-другому: как жизнь Иисуса повлияла на те три вопроса, которым посвящена эта книга?

Почему Бог молчит? «Идите за Мною!» «Молитесь же так...» «Вот, мы восходим в Иерусалим». В некоторых слу­чаях Иисус объяснял Божью волю гораздо яснее и понят­нее, чем когда-либо. Самое невероятное — Он позволил изучать Себя с научной точки зрения, что и делали с Ним фарисеи, саддукеи и прочие скептики. Любой человек мог свободно подойти к Божьему Сыну и задать Ему вопрос или поспорить с Ним. Читая Евангелия, мы видим, что Бог нарушил молчание. Иисус пришел на землю: Слово стало плотью.



Почему Бог скрывается? Через Иисуса Христа Бог при­дал Себе форму в этом мире. У Него появилось лицо, имя, адрес. Он стал Богом, которого можно было видеть и слы­шать, потрогать и понюхать. «Видевший Меня видел Отца», - прямо говорит Иисус.

И все же, такое явное присутствие Иисуса Христа принесло с собой новые проблемы евреям, воспитанным на историях о горах Синай и Кармил. А где же дым, огонь, вспышки света? Иисус совсем не подходил под их представления о Боге. Он был Человеком, мало того, выходцем из какой-то деревушки под названием Назарет, еще простым плотником, сыном Марии. Соседи Иисуса вряд ли видели в Нем Мессию, когда наблюдали, как Он играл на улице с их детьми. Более того, как отме­чает Марк, даже родные Иисуса однажды сказали, что «Он вышел из себя», то есть не в Своем уме! Мария, ко­торая, увидев Архангела Гавриила, сразу же поверила Благой Вести, Его братья, которые провели с Ним боль-0е времени, чем кто-либо, тоже не могли смириться с мыслью о том, что возможно такое сочетание божествен­ного и земного.

Почему Бог несправедлив? Возможно, именно этот воп­рос вселял в иудеев больше всего сомнений относительно Иисуса, ведь все они полагали, что Иисус восстановит справедливость во всем мире. Разве пророки говорили не­правду, когда писали о том, что Господь навсегда поглотит смерть и сотрет слезы с лиц людей? Действительно, Иисус исцелил некоторых людей, но гораздо большее число оста­лось неисцеленным. Он воскресил из мертвых Лазаря, но именно в этот момент на земле умирало множество других людей. И слез Он не вытирал.

Проблема несправедливости волнует многих людей, интересующихся жизнью Христа. Величайший теолог Августин, например, задумывался над произвольно­стью исцелений в Евангелиях. Если у Иисуса была власть, почему Он не исцелил сразу всех? Особое вни­мание Августина привлекла история из Евангелия от Иоанна.



Больные люди в Иерусалиме — слепые, хромые, пара­лизованные — все собирались вокруг одной из городских купален. Время от времени вода в купальне начинала бурлить и люди бежали, хромали, ползли, чтобы успеть войти в воду и получить исцеление. И вот однажды Иисус завел разговор с одним лежавшим там отчаяв­шимся человеком. Он страдал на протяжении тридцати восьми лет и ни разу за все это время ему не удалось ус­петь войти в воду. Как только вода начинала бурлить, всегда кто-то его опережал. Иисус, и глазом не моргнув, приказал больному встать и идти. «И он тотчас вьтздор0, вел, и взял постель свою и пошел». Пролежав без движе­ния тридцать восемь лет, он встал и пошел! Он был са­мым счастливым в Иерусалиме.

Рассказчик же, Иоанн, добавляет одну интересную деталь: Иисус скрылся в народе. Он проигнорировал бес­численное множество других больных, исцелив лишь од­ного. Почему? Августин размышляет: «Там лежало мно­жество народа, а исцеление получил только один, в то время как одним лишь Своим словом Он мог исцелить их всех».1

Проблема несправедливости волновала также и двою­родного брата Иисуса. Иоанн Креститель, истинный веру­ющий в полном смысле слова, поддержал надежды изра­ильского народа о пришествии Иисуса. Когда люди спра­шивали его, не он ли обещанный Мессия, Иоанн отвечал им: «...идет за мною Сильнейший меня, у Которого я не­достоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его». И вот Он - Иисус из Назарета - пришел к Иоанну кре­ститься, и Иоанн наблюдал в изумлении, как Дух Божий спустился на Него с небес в виде голубя. Все малейшие со­мнения окончательно развеялись, когда с неба раздался голос, подобный грому.

Но, спустя два года, Иоанн Креститель сам переживал кризис разочарования и сомнений. Несмотря на честное и искреннее служение Богу, он оказался в темнице царя Ирода. Изнывая от мыслей о приближающейся смерти, Иоанн тайно передает послание Иисусу: «Ты ли Тот, Ко­торый должен прийти, или ожидать нам другого?» Этот единственный вопрос - от самого Иоанна - показывает нам, сколько противоречивости и неуверенности было во­круг личности Иисуса.

Невидимое Царство

Стоило Иисусу употребить какое-либо другое слово взамен столь эмоционально окрашенного — «царство», все было бы совсем по-другому. Но Он все же сказал именно это слово, и в умах людей сразу же стали появляться не­мыслимые образы: яркие знамена, золото и слоновая кость времен Соломона; нация, живущая в роскоши. Но проис­ходило что-то, что перечеркивало собой эти представле­ния, и чувства разочарования вновь наполняли людские сердца. На самом же деле получилось так, что само слово «царство» значило для людей одно, а для Иисуса — совсем другое.

Народ желал видеть больше, чем просто чудеса то тут, то там; они желали воочию увидеть царство власти и сла­вы. Иисус же говорил о «Небесном Царстве», о невиди­мом Царстве. Конечно же, Он помогал разрешать неко­торые проблемы, происходившие рядом с Ним, но ос­новную часть Своей энергии Он потратил на борьбу с невидимыми силами. Однажды к Нему принесли пара­лизованного, отчаяние которого было столь велико, что он убедил четырех своих друзей проделать отверстие в крыше дома и спустить его вниз к Иисусу. Вот реакция Иисуса: «Что легче? сказать ли расслабленному: проща­ются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою по­стель и ходи?» Иисус ясно дал понять, что сделать легче. Не было таких физических недостатков или болезней, которых Иисус не мог бы исцелить одним Своим при­косновением. Настоящая же битва происходила с неви­димыми духовными силами.

Вера, прощение грехов, власть сатаны — вот что заста­вляло Иисуса изо дня в день молиться Своему Отцу. Однако все это вводило в недоумение народ, который же­лал видеть конкретное решение проблем в их физическом мире: бедности, болезни, давления властей. В итоге, народ не увидел в Иисусе своего царя. (Изменилось ли что-либо сегодня? Я знаю множество конфессий, где ос­новное внимание уделяется физическим исцелениям, процветанию. Гораздо меньшее число церквей серьезно озабочено такими бичами человечества, как гордыня, ли­цемерие и законничество — теми проблемами, которые так волновали Иисуса).

Все представления учеников об Иисусе как о новом Соломоне-освободителе Израиля окончательно улету­чились, когда они наблюдали за тем, что происхо­дило в Иерусалиме. Через несколько дней после «триум­фального шествия» — дешевого фарса по сравнению с грандиозными парадами римлян — Иисуса арестовыва­ют и ведут на суд. Римскому правителю Иисус сказал что Он действительно Царь, но добавил: «Царство Моё не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не от­сюда».

Иисус — царь? Это было настоящее посмешище, а не царь — багровая плащаница со следами крови после изби­ений, на голове вместо короны — терновый венок. Учени­ки разбежались от страха, который затмил собой всякую верность своему Учителю. Если Иисус не мог защитить Самого Себя, как Он мог защитить их? Видимый мир рим­ской власти и могущества встретился с невидимым миром Небесного Царства и, как могло показаться, полностью за­тмил его.

Курт Воннгат, современный писатель, в своем романе «Колыбель для кошки» рассказывает об одном физике, помогавшем создателю атомной бомбы проводить экспе­рименты в его лаборатории. Был канун Рождества, и все сотрудники, собравшись вокруг символичной детской колыбельки, пели рождественские хоралы. «Страх и наде­жду всех веков теперь в Тебе мы видим...» — пели они. Какое все-таки не лишенное иронии зрелище — совре­менный вариант разочарования евреев во времена Иису­са. Могут ли поющие эту песню на самом деле осозна­вать, что страх и надежда всех веков — которые исчезнут в одно мгновение, стоит лишь кому-нибудь нажать не на ту кнопку — покоятся на вере в этого Младенца из Виф­леема, которому было суждено прожить всего тридцать три года?

Библейские ссылки: Луки 7; Иоанна 14; Марка 3; Иоанна 5; Иоанна 1; Матфея 11; Иоанна 18


3046906754580941.html
3046992401793394.html
    PR.RU™